x
phone




Заблуждения психологов и психотерапевтов о гипнотерапии и гипнозе

Показательный случай:

Мама привела дочку 10 – и лет с запросом на фобию стоматологов и работу, ассоциированную с этой профессией. Во время консультации гипнотерапевт применил техники разговорной психотерапии с использованием терапевтического гипноза, который был подстроен к детскому восприятию. Гипнотерапевт добился довольно успешных результатов. По словам матери, девочка вышла из кабинета намного спокойней и разговор про стоматологов не вызывал у нее никакой эмоциональной реакции. Гипнотерапия из 10и сеансов была назначена через три недели.

За несколько дней до начала терапии гипнотерапевт позвонил матери для подтверждения лечения. Мать в неуверенных тонах сообщила, что лечение на данном этапе отменяется. Выяснилось, что во время ожидания она привела свою дочку к другому психологу и сообщила той о предстоящих планах на гипнотерапию.

Психолог высказала свое «экспертное» мнение насчет терапевтического гипноза и сообщила матери о потенциальном вреде для детской психики. Такое «экспертное» мнение заложило сомнения в голову матери. Кроме того, как гипнотерапевт понял, были и другие «экспертные» мнения о потенциальном вреде для детской психики. В основном, они исходили от бабушки ребенка.

Парадокс в этой ситуации заключен не в том, что люди несведущие и не имеющие нужного опыта в этом виде терапии высказывались насчет нее, меняя мнение и планы матери. Парадокс в том, что у матери самой изначально были определенные страхи, что касательно терапевтического гипноза. Ведь, если бы этих страхов не было, она бы изначально не запрашивала мнения других людей и особенно не повела бы дочку к психологу в поисках второго мнения. Это равносильно ситуации, когда нуждающийся в хирургии абсцесса легкого больной, ищет второго мнения у кардиолога, и тот, желающий утвердиться за счет больного выдает «экспертное» мнение, которое ограничивает больного в помощи. Такое «экспертное» мнение не основано ни на знаниях, ни на опыте кардиолога и является разрушающим, ибо оно ограничивает действия больного. Такие ограничения приводят к сомнениям, и больной не решается на операцию, что, как правило, приводит к негативным результатам.

СОМНЕНИЕМы не намерены искать виновного в данной ситуации, а собираемся повысить уровень осознания и ответственность всех игроков, косвенно или не косвенно причастных. Напрашивается решение. Тот, кто является непосредственным участником и от кого зависит решение (в описанном случае матери ребенка) наиболее ответственен за выводы. И поэтому,  она обязана изучить тему досконально сама. Каждый должен быть ответственный за свое здоровье или за здоровье своего ребенка, изучая досконально все «за» и «против».

Те же кто любит давать «экспертное» мнение в надежде, что таким образом они перетянут клиента, должны понимать, что именно такая же ситуация, но против них, будет регулярно происходить и с ними. Они не действуют в интересах клиента, а действуют в своих собственных интересах. Это не простительно. Если в вышеописанном случае бабушку можно понять: она в силу своей грамотности все равно действует в интересах внучки; то как мы можем понять психолога, которая, пытаясь заполучить нового клиента, действует таким образом?

В данной ситуации приходит осознание, что гипнотерапевт также в ответе и обязан более тщательно объяснить принципы работы с гипнотерапией, отвечая на все возможные сомнения. Не так давно в нашей стране мифы о гипнозе преобладали над здравым смыслом и имели значительную долю в самоограничениях возможных видов помощи больным. Поэтому, образование (как самого терапевта, так и пациента) здесь главный принцип и самый правильный путь в области принятия решений.

Медвин Юрий Алексеевич,
доктор наук в области медицинской психологии, профессор, гипнотерапевт.

comments powered by HyperComments

Подпишитесь на нашу страницу на Facebook..